История

Чтобы рассказать про наш храм, нужно начинать с его создателя, незаурядного человека, священника-строителя, митрофорного протоиерея Аркадия Станько (19.04.1928 — 22.02.2000). В 1991 году по благословению Патриарха Алексия отец Аркадий был назначен исполняющим обязанности настоятеля возрождаемого на Красной Площади Казанского собора. Разрушенный в 1936 году, этот собор стал первым храмом, с которого началось восстановление Русской Церкви после советского периода безбожия. 4 ноября 1993 г. собор в честь Казанской иконы Божией Матери был торжественно освящен Святейшим Патриархом. Одновременно с трудами по воссозданию и благоукрашению Казанского собора о. Аркадий исполнял обязанности председателя Православного похоронного центра и явился инициатором строительства на подмосковном кладбище в Ракитках храма в честь Святителя Иннокентия, Митрополита Московского, который был им освящен 26 сентября 1998 г.

Могила протоиерея Аркадия Станько находится за алтарем храма, построенного им. Возле него обрела место последнего пристанища его матушка Нонна. В 1997 году, когда рыли котлован для Торгового Центра на Охотном Ряду, строители наткнулись на заброшенные захоронения 17 века. Работы приостановили, в дело вмешались археологи. Найденные могилы оказались кладбищем двух упраздненных кремлевских монастырей. Обретенные останки были буквально спасены из ковша экскаватора, собраны и с почестями перевезены на новое место — в Ракитки, где упокоились в общей могиле. Возле нее в уставные дни служатся панихиды.

Мозаики нашего храма

Это народный проект благоукрашения, который вот уже больше 8 лет создается здешним художником Иваном Борисовичем Бурмистровым, нашим земляком, старожилом и патриотом. Местные прихожане видели его работы, украшающие храмы нашего родного Подмосковья и Новой Москвы: в с. Летово, в Сосенках, в с.Ям, в Новых Ватутинках, в храме МГИМО на ул. Лобачевского и в других храмах. За свои труды по благоукрашению нашей церкви Иван Бурмистров был награжден медалью Святейшего Патриарха и почетными грамотами. Проект в Ракитках не имеет ни центрального финансирования, ни официальных спонсоров — только наши с вами пожертвования, он растет Божьей милостью, личным усердием свободных людей, любовью, жертвами автора, его друзей, неравнодушных единомышленников. Труд этот не быстрый, не простой и не дешевый, по стоимости сопоставимый с возведением церковного здания. Так что если кто возжелает присоединиться — вливайтесь! Роскошь мозаичного убранства — свобода по-русски. Красота храма, дело соборное, молитва и поддержка приветствуется, обращаться на свечной ящик. Мы работаем ради будущего.

Расскажем об изображениях в порядке их исполнения. Ансамбль мозаик начинается с иконы свт. Иннокентия на северной стене притвора, слева от входа в храм. Он изображен на фоне угловатых каменных узоров, настраивающих на волну повествования о странствиях путешественника-миссионера на Дальнем Востоке, в них переплетаются алеутские, индейские и древне-русские мотивы. По сторонам от силуэта Просветителя Русской Америки в разноцветном расшитом саккосе при умении можно прочесть слова тропаря и кондака святому, выложенные без пробелов одной строкой. Так писали молитвы до 16 века.

Самую большую стену четверика занимает, разметанная на части, будто взрывом, композиция «Хождение по водам». Она похожа на архипелаг из островов, тонущих в пучине. Увидеть ее можно только по частям — так она велика — : или в движении, из окна автомобиля, или спешившись, разглядывая части последовательно, переходя от одной к другой.

«Хождение по водам (Житейское море)» наполнено бьющимся хаосом морских волн во мраке ночной бури. Это бунт неукрощенной Стихии, не желающей уступать человеку, смертельно опасной. Вверху по воде, так и не ставшей твердью, ступает Спас Благословляющий, Создатель Всего, и стихия подчиняется своему Творцу. Он поддерживает и ободряет апостола Петра, уже утопающего в волнах, в своем маловерии: «Почто усомнился еси?» В правом углу  кораблик с изумленными апостолами, они как испуганные дети. И Христос говорит Петру, что без Него спастись невозможно, тогда как вместе с Ним человеку становятся по плечу даже совсем немыслимые чудеса. Это событие — еще одна аналогия Воскресения из мертвых, (что особенно актуально звучит на кладбище, где люди так остро ощущают нехватку доказательств).

На восточной стене храма, на алтарной апсиде, расположен древний извод иконы Воскресения Христова, с обеих сторон обрамленный симметричными фигурами святых Ангелов, свидетельствующих и воспевающих чудл Победы Христа над смертью, они говорят как бы из другого пространства, из-за нерушимых смертных врат. Этот сюжет заимствован из эмалевой иконы с так называемой «армиллы» — одного из двух наплечников князя Андрея Боголюбского. На одном из них была изображена сцена Распятия, на другом — Воскресения. Наплечники были обретены в 19 веке во Владимирском Епархиальном древлехранилище — по-нынешнему в областном краеведческом музее, причем порознь. Происхождение их терялось во мраке веков. По преданию, (кстати, позже косвенно подтвержденному), золоченые наплечники как церемониальные знаки власти императора Северной Римской империи были подарены святому князю Андрею Боголюбскому Фридрихом Барбароссой, с которым они обменивались посольствами, в знак высокой дружбы. После революции, в 30-е годы, эти драгоценные реликвии пропали с горизонта, а потом объявились за границей, где были выкуплены благотворителями на аукционе. Один из них поступил в коллекцию Лувра, другой — Мюнхенского музея, где они и находятся сейчас.

На иконе молодой Христос изображен восстающим из гроба, каменная крышка которого взлетела и зависла в воздухе, как на моментальном снимке со вспышкой, или скорее, как при свете молнии. От него идут лучи во все стороны. Замертво упали на землю воины, стерегущие гроб от учеников, причем они не умерли, не заснули, а потеряли сознание от потрясения, лежат как убитые. Позже проснутся, вернутся к своим обязанностям, за вознаграждение будут лжесвидетельствовать под присягой. Германские ювелиры представили себе римских воинов в в русских доспехах 12 века, в остроконечных шлемах, с длинными мечами в ножнах и с круглыми щитами с шипом в середине. Вечные Вереи Ада, неприступные даже для Ангелов, испещрены зубчатым орнаментом, как пасть крокодила. «Ад, где твоя победа?» Условный византийский «мрамор» гроба, выплавленный в германской эмали 12 века, выложен в 21 веке русской мозаикой из итальянского мрамора, крупными неправильными камнями в традиции советского монументализма. Церковное искусство невозмутимо впитало в себя всю историю культуры на своем пути и не собирается останавливаться — продолжает расти.

Западная стена. Над входом в храм, над козырьком начинается орнаментальный фриз, который затем продолжается далее, проходит под звонницей и заворачивается на южную сторону. «Облако-Рай» (или Вярба). Это фантазия на небесную тему, декоративное раздумье о наших судьбах, о личном и общем, о Кресте в нашей жизни. Гирлянды и ввенки, виноградные лозы и грозди, в облачной чаще непостижимых Божьих путей. Звезды, кресты, цветы проявляются из облака и вновь скрываются. Судьба каждого человека уникальна — но ни одного из нас никогда не забывал Бог, как бы нам порой ни казалось. Множество звезд-крестов всевозможных видов, размеров и расцветок.

Декоративный облачный пояс обращен на закатную сторону, он открывается издалека и постепенно, в неспешном движении утомленного путника-гостя на обратном пути с кладбища домой, на восток, от родных могил — как  утешение и обещание встречи. Для всего этого нужны силы и время. Кстати, около храма можно и перевести дух.

Внутри, в алтаре храма, образ Нерукотворного Спаса, задумчивый и сопереживающий человеку. Во время богослужения, когда отверзаются Царские Врата, Спас виден в глубине Горнего места, в клубах фимиама, с фигурами слетающих Ангелов на своде, усыпанном звездами. Над ним таинственная Этимасия, Престол Уготованный — символ Грядущего Христова Царства, с Крестом, орудиями Страстей и Багряницей, которая обозначает мученичество Спасителя.

Каменный Жертвенник , украшенный крестчатыми орнаментами, а также Престол, облачные тени священных сосудов, хлебов  и других символов на скрытых боковых стенах в алтаре напоминают нам о древних пещерных монастырях таинственного Востока.

В мозаиках во множестве искрятся мелкие кусочки зеркальных кристаллов, отчего уличные картины выглядят сквозными и подвижными, переменчивыми как уличная погода, интегрированными во внешний мир. Внутри храма блестки движутся с каждым шагом вдумчивого зрителя, возвращая наше внимание к тайне.

В начале этой весны, с окончанием карантина на массовые культурные мероприятия, проект «Мозаики в Ракитках» экспонировался на выставке в галерее «А3» на Арбате, где вызвал горячий интерес у самой разнообразной аудитории. Помимо произведений живописи, фрагментов мозаик, сопроводительных заметок и фотографий, на выставке был представлен видеофильм, посвященный украшению нашего храма.